» » Ценности материальные и бесценности духовные

Ценности материальные и бесценности духовные

Американский президент вызывает
своего самого главного генерала и спрашивает:
-Какие у нас есть аргументы против Советского Союза?
-Наш лучший аргумент, господин президент, - нейтронная бомба!
-Что это такое?
-Страшное оружие! Если его применить,
то людей не станет, а материальные ценности останутся!
На следующий день опять вызывает:
-Позвонил русским, попугал нейтронной бомбой…
А они сказали, что высадят в Америке дивизию прапорщиков.
Что это такое?
-Это, господин президент, похуже
нейтронной бомбы! Если русские высадят
дивизию прапорщиков, то люди останутся.
А вот материальных ценностей не будет!

Старый советский анекдот.



Я хорошо помню Советский Союз той поры. Прапорщиков в нем было много дивизий. И ничего! Подавляющее большинство населения считало это бедой значительно меньшей, чем нейтронная бомба. Может, как раз потому, что их, ценностей, не было? Едва ли. Хоть какие-то, маленькие, плохонькие, но они были. А так как их было мало, то и значимость их была выше. Вспомните: телевизор «Рубин», холодильник «Бирюса», диван «Надежда». Я уже не говорю про «Жигули»! Но многие люди спокойно жили без всего этого и не сильно расстраивались по поводу почти полного отсутствия ценностей. Может, потому, что недостаток ценностей материальных замещался обилием духовных?

Можно было тайно верить в Бога. Можно было открыто верить в моральный кодекс строителя коммунизма. Для человека, обладающего такой духовной ценностью, как вера, материальные ценности вообще не существуют. Но это для избранных. Нормальные люди в те годы, наоборот, ни во что не верили: в Бога – открыто, в коммунизм – тайно. Но и на них духовных ценностей хватало. Семья, взаимопомощь, национальные традиции, любовь, человеколюбие, готовность бороться со злом, приходя на помощь слабому… Дружба… Помню, собрались мы как-то с друзьями. Конечно, втроем и в пятницу, в соответствии с национальными традициями. Я тогда еще служил, и друзья мои тоже. И вот после рабочего дня мы не разлеглись на свои мягкие «надежды» перед своими черно-белыми «рубинами», тоскуя по колбасе, которой нет в «бирюсе», а собрались в офицерской общаге, в комнате, где кроме стола да коек, ничего в общем-то и не было. А нам ничего и не надо было! У нас была дружба! Дружба! Непременно с большой! И собрались мы, чтобы наслаждаться ею, так как ненормированного рабочего дня нам для этого не хватало...

Что пить и чем закусывать, нам тоже было все равно. Какая разница, настоян самогон на навозе или нет, если под него обсуждаются такие духовные ценности, как взаимопомощь, отношения с друзьями и женщинами и предстоящая совместная защита Родины? Ведь он, самогон, как и любая другая материальная ценность, в процессе употребления все равно исчезнет, тогда как духовные только множатся.

Но серьезно приумножить духовное мы в тот раз не успели. Прибежал четвертый: «Наших бьют!». И мы, бросив недопитое материальное, побежали бороться со злом, одновременно приходя на помощь слабому.

Наших на самом деле не били, а только собирались, мы поспели вовремя. Конфликт назревал из-за того, что наши, придя в гости к девчонкам, застали там посторонних – гражданских, шабашников из соседнего колхоза. Шабашников было больше, но с нашим приходом расклад переменился. Тем не менее, исходя из человеколюбия, бить их мы не стали. А поскольку почти созревший конфликт требовал достойного разрешения, то один их шабашник и один из наших сошлись прямо в прихожей один на один, съездили друг другу по роже и обе враждующие еще секунду назад стороны уселись выпивать тут же, у девочек, одной большой компанией. Вскоре и еще девченки подтянулись.

На следующий день – опохмелка, затоварка, и всей толпой - к новым друзьям в колхоз. А там… Воздух - с навозцем! Самогон – без! Катание с горы, кучамала, экскурсия в коровник. Чистый снег. Ладонь на теплом и влажном носу теленка. Ночью – зимний лес, костер, глинтвейн из бурдолыги… Душевно – не то слово. Духовно!

А творчество… Состояние творчества – еще какая ценность! Мне всегда ближе было творчество техническое, и ведь это был целый мир! Взрослые дяденьки строили модельки самолетов, кораблей, машин, увлекая за собой ребятню. Для них издавались специальные журналы, регулярно проводились всесоюзные соревнования. Те, для кого этот масштаб был мал, строили не модельки. Вспомните: по всей стране соревнования багги и картов – все самодельное! Конкурсы самодельных самолетов, автопробеги самодельных машин

А сколько было туристов! Тысячи людей ходили по родной земле пешком, на байдарках, на плотах. Слеты, соревнования, песни у костра… Тоже целый мир, полный духовных ценностей. Я до сих пор помню ту особую атмосферу, когда еще маленький в компании моих родителей и их друзей возвращался из очередного похода. Мы ехали в электричке вперемешку с рюкзаками и пели под гитару, а окружающие слушали… Народу в электричке было полно, но он не только не мешал, а казался частью компании.

Для тех, кто не увлекался моделизмом, походами и алкоголем, тоже было предостаточно творческих возможностей. Кружки художественного свиста, например.

Были и толпы коллекционеров марок, значков и чего-то еще, люди ходили по каким-то литературным вечерам и… А сколько мы читали! Много чего было творческого, интересного, возвышенного, но это были духовные ценности, так сказать, второго порядка. Говоря современным языком – оборотные средства. За всем этим отчетливо просматривалась неприступная со всех сторон скала, поросшая мхом и легендами, основной капитал -любовь к Родине! Кто из мальчишек той поры не мечтал бежать впереди всей Родины в атаку и засадить антигуманный штык в ее врагов так, чтобы его уже никто и никогда не вытащил? Я таких не помню.

Зато с потребителями, которые получились из тех мальчишек, хорошо знаком.

… Сегодняшние моделисты покупают готовые модельки и искренне считают, что раньше люди строили все сами лишь потому, что это не продавалось в магазине. Творчество, то есть процесс творения, рождения чего-то, превратилось в обыкновенное потребительство. В потребление продукции «индустрии творчества». Если модель, построенная мною в детстве из найденных на помойке досочек и какой-то бумаги, не представлявшая никакой материальной ценности, была для меня бесценна, поскольку включала в себя мою фантазию, мечту, труд и частицу души, то сегодня у каждой модели есть совершенно конкретная цена. И кроме нее, ничего в ней нет: обычная бездушная игрушка.

Туристы вымерли. Им на смену пришли миллионы путешественников «все включено» и толпы «отдыхающих на природе». Я раз был…

Приятели как-то говорят: «Киря! Поехали отдыхать на озера! Там знаешь как здорово! И семью бери. Надо же ребенка приобщать к природе!». Мы с женой посовещались, решили, что природа – дело хорошее, и поехали, придурки, приобщать к ней полуторагодовалую Сашку.

Был выходной, то есть тот день, когда пробки большого города переезжают на маленькие лужайки вокруг озер. Причем если в нормальной пробке хоть какое-то место между машинами есть, то тут любой клочок земли был занят либо палаткой, либо мангалом. Шашлык, конечно же, ценность духовная, но там этого духа было столько… Музыка – своя из каждого автомобиля, и небывалая суета между всем этим: надо же успеть все сожрать и выпить, завтра – на работу… У ребенка истерика. Видимо, Сашка решила, что глобальное перенаселение и полное уничтожение кислорода уже случилось. Истерика была не только у Сашки, там кроме нее было немало приобщающихся к природе детей. В конце концов кто-то умный решительно прекратил эту разноголосицу: открыл багажник и включил сабвуфер: «Когда мне было пятнадцать лет, я копил на новый велосипед!».

Хорошо, что Сашка была маленькая и не помнит. Я, везя ее на озеро, хотел, чтобы в ней осталось на всю жизнь какое-то доброе воспоминание, вроде моей электрички, в котором главным была бы не электричка, гитара или рюкзак, а чувство духовной общности. И не только со своими родителями и их друзьями, но и со всей электричкой, вообще со всеми. Но где взять сегодня такую электричку? Где взять друзей, способных в этой электричке петь под гитару? Где они, друзья? Как обычно, на пьянке? Бывал я и там…

Что пить и есть будем? Не дай Бог скушать что-нибудь… Бюджетное!.. Или еще хуже - выпить. Как себя уважать после такого?! Ну, а выпивка и закуска не экономкласса способствует дружескому общению… Цены на айфоны, айпады, мерседесы, проституток. Клуб потребителей. «Где был в отпуске?» - « Да знаешь, не в Караганде!» - «Сколь отдал?» - «Не постоял, не постоял за ценою! Раз ведь живем…» - «Круто…». Нет, духовное начало осталось. В самом конце, когда уже кто-то ушел, а кто-то уснул: «А ты помнишь? …Давно – давно…».

Даже семья потихоньку переходит в разряд материальных ценностей: все чаще под словами «дать своим детям» подразумеваются еда, барахло, деньги…

Про Родину как главную духовную ценность, сегодня даже и говорить неприлично. Рубли на баксы меняет, и ладно… А на кой она еще нужна? Или мы зомбированы той, слышанной по радио неприличное количество раз в день песенкой про буденовку, найденную в шкафу? Или сказкой про Матросова? Гастелло, как выяснилось, не Гастелло, Матросов просто поскользнулся, а войну выиграли заградотряды. Потребителю такая история понятна. А то придумали… Жизнь отдать! За что?! У потребителя не за что. Не за барахло же! А ценней у него ничего и нет.

Может, я ошибаюсь? Может, потребительство и ни при чем? Что, если навалившиеся на нас материальные ценности не виноваты, а это просто возрастное? В детстве – мечты о подвигах, потом - модельки, позже – друзья. Ну, а когда повзрослел, да поумнел, пора освободиться от лишнего и заняться делом?

Один мой приятель коллекционирует этикетки с бутылок. Коллекция имеет три раздела: «ностальгия», «нектары девяностых» и «красивая жизнь». Конечно, два последних раздела обьемней, красочней, богаче. Но любимый его раздел – конечно, «ностальгия». Этикетки с советских бутылок, глядя на которые, любой живший в то время сразу вспоминает и вкус, и цену, и двух генеральных секретарей: того, при котором этикетка появилась, и того, при котором исчезла. Тут тебе не только «три семерки», «сучок», «андроповка»… Все, что употребляли массы в процессе строительства светлого будущего. …Лосьон «огуречный»! «Тройняшка»! Морилка для дерева…

Разглядывая эти бумажки, действительно испытываешь тоску. Не по «трем семеркам» и «огуречному», конечно, а по тем временам, когда было не важно, что пить. Важны были друзья, любовь, Родина: и у неверующих людей есть святые понятия.

И вот как-то раз на день рожденья к дочери автора коллекции, первокласснице, пришли на именины друзья…
-А мой папа вот сколько зарабатывает!
-А мой – столько!
-А нам денег очень не хватает!
-А мой…
-А мой папа собирает наклейки от бутылок!
-Зачем???
-Ну… Не знаю… Он их меняет…
-На деньги?

Не нужна нынешним детям буденовка и тому подобные никчемные «ценности». Они с рождения умные, им ни от чего лишнего отказываться не придется. Они уже сейчас, на радость родителям, заняты делом: думают о деньгах. И готовы сменять на них все, включая священную память предков.

Как-то так получилось, что возможности, открывшиеся в потребительстве, заставили нас забыть о главном. Значимость материальных ценностей растет, духовных – падает. Чем больше одного тем меньше другого. Мне даже кажется, что здесь есть железная связь, закон какой-то. Навроде закона Бернулли из аэродинамики: «сумма статического и динамического давления – величина постоянная». Или… Вот чувствую, что и в других областях есть похожие законы, но точно воспроизвести не могу: не изучал. Как-то типа: «В мире все – одно. Если чего-то где-то убыло, значит, в другом месте прибыло».

На закон сохранения энергии похоже. Помните? Ну… Из физики… А что, разве человек и его желания – не энергия?

Я не Ньютон. Мне на голову много чего падало, но открытий не случилось. Видимо, кость потолще. Но ведь можно ударить и изнутри… И я ударил. Не помню, чем, не помню дозы, но сразу раз - и: «сумма материальных и духовных ценностей – величина постоянная». Или: «Чем за душой больше, тем в душе меньше».

А может, дело не в физике, а в психологии. Каждый хочет и сам себя уважать, и чтобы окружающие уважали. А вот смотрит человек: нет у него в душе ничего хорошего. Как снискать уважение? Приходится отсутствие хорошего внутри компенсировать, окружая себя чем-нибудь хорошим снаружи.

А как быть с Землей, с ее будущим? Наша Родина Земля, это вообще ценность? Что-то я даже в детстве своем такой ценности не припомню. Ну, а нынешние потребители и тем более не способны думать о будущих поколениях: на деньги эту заботу никак не обменяешь. Я уж не говорю про то, чтобы за эту общую Родину жизнь отдать. Да хоть не жизнь, хоть барахло. Хоть не все, хоть часть

Да и как ее отдашь, жизнь? Сегодня она, человеческая жизнь, объявлена самой главной на планете ценностью. Вот только не слишком ли богатой станет наша планета, если нас на ней станет двести шестьдесят миллиардов?


Вернуться в оглавление



Скачать книгу

  

Оглавление книги

  • Здравствуй, светлое будущее!
  • Проблема перенаселения
  • Парниковый эффект и гробальное потепление
  • Он нужен нам, как воздух
  • Еще о кислороде
  • Другие проблемы экологии
  • Мизер в темную
  • Апокалипсис номер
  • Кирдыкология
  • Когда?      Человек безумный
  • Барахло
  • Самое невкусное сало
  • Самое вкусное сало
  • Криворукий рукожоп
  • Самая любимая железяка
  • Смысл жизни
  • Герои нашего времени
  • Нашествие сраньчи
  • Эгоист, Пессимист
  • Хозяйство
  • Война и Мир
  • Самолеты
  • Делиться надо
  • Механизм созидания
  • Механизм уничтожения
  • Самоликвидатор
  • Власть народа.     Антирынок
  • Политэкономия антирынка
  • Свинский коммунизм
  • Мечта
  • Беспредел. Вечный беспредел
  • Америка
  • Национальная идея
  • Национальная идея - 2
  • Ценности материальные и бесценности духовные
  • Планетяне
  • Нацидея - 3       Мосговское иго
  • Разум     Диктатура
  • Движение
  • Что делать?      Зелень
  • О любви
  • Право     Национальный ответ
  • Девушка моей мечты
  • Стройотряды
  • Медицина
  • Миссия выполнима
  • Зачем мне это?
  • Послесловие